8.7 C
Нижний Тагил
Воскресенье, 26 июня, 2022

Возможен ли «колумбайн» в школах Нижнего Тагила?

Вчера, 11 мая, в Казани 19-летний Ильназ Галявиев проник в гимназию № 175 и застрелил насмерть семь детей и двух взрослых, ещё 23 человека пострадали. Позже Владимир Путин распорядился ужесточить правила выдачи оружия, а губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев поручил проверить безопасность во всех школах региона.

В 2019 году в городе Кушве под Нижним Тагилом двое 16-летних подростков планировали устроить массовое убийство одноклассников в школе № 1 и Баранчинском электромеханическом техникуме. Но о готовящемся теракте узнали учителя, и трагедии удалось избежать.

Редакция А. Н. «Между строк» решила узнать, возможно ли в Нижнем Тагиле повторение трагедии, как в школах и колледжах контролируют подростков и как уследить за ребёнком, чтобы он не пошёл по пути двух учеников американской школы «Колумбайн», устроивших массовое убийство одноклассников.

Какие меры безопасности принимают в школах и колледжах Нижнего Тагила для избежания теракта?

В конце ноября 2019 года в Свердловской области всех классных руководителей в школах обязали мониторить социальные сети своих учеников. По словам начальника отдела по делам несовершеннолетних Нижнего Тагила Татьяны Пинаевой, эта практика продолжается до сих пор: учителя и заместители директора по правовому воспитанию проверяют аккаунты детей на наличие подозрительных записей. Также полицейские проводят с родителями разговоры об опасности терактов.

«Мы стараемся эту тему в школах не затрагивать, чтобы интерес у детей не будоражить. Но с родителями мы говорим об этом, конечно. Педагоги в системе видеоконференции тоже говорят с родителями», — рассказала Татьяна Пинаева А. Н. «Между строк».

По данным департамента информационной политики региона, в Свердловской области из областного и муниципальных бюджетов на охрану школ выделяется примерно 4 миллиарда рублей.

Мы пытались узнать, какие меры безопасности предпринимаются в учебных заведениях, у директора школы № 32, депутата городской думы Галины Масликовой, но она отказалась от комментариев.

Насколько эффективно работает охрана в образовательных учреждениях Нижнего Тагила?

Сейчас, по рассказам школьников, на входе в каждое учебное здание стоят турникеты. Также в школах есть свой охранник, который следит за тем, чтобы в здание не вошли посторонние люди (согласно распорядку, в школу могут приходить только дети и сотрудники школы). Но подростки отмечают, что охранниками в школах обычно работают пожилые женщины, которые при нападении навряд ли смогут дать отпор злоумышленникам.

По правилам антитеррористической безопасности все российские школы должны быть ограждены забором. После инцидента в Казани, когда сбежавшие из здания дети не могли спастись из-за забора, в соцсетях активисты запустили хештег #ЗаборНеСпасёт.

«Можно и железным забором школу оцепить, но тот, кто захочет зайти в школу, зайдёт. Надо продумывать другую систему доступа в учебное учреждение. Возможно, должно быть не четыре камеры видеонаблюдения по периметру школы. Может, лучше сделать так, чтобы вся территория просматривалась онлайн», — считает Татьяна Пинаева.

Из-за чего дети берут в руки оружие и как уследить за своим ребёнком?

В полиции родителям советуют контролировать круг общения и хобби ребёнка, чтобы он не повторил участь казанского стрелка Ильназа Галявиева. Но психолог Лариса Калашникова считает, что это бессмысленно. По её мнению, гораздо важнее общаться с детьми, слушать и понимать их. Проблема «колумбайна», считает эксперт, заключается в масштабном проецировании насилия.

«Меня возмущает это двуличная позиция. К нам со всех телеэкранов и интернета поступает агрессивная информация, как кого-то убивают, где-то идёт война. Откуда нашим детям хорошему научиться? Насилия много вообще. Это не частная проблема», — поделилась Лариса Калашникова.

Такую же мысль высказывает психолог Дмитрий Винокуров. Он подчёркивает, что насилия стало много даже в школах.

«Что происходит в последние годы в российских школах, которые фактически превращаются тоже в институт насилия, бездушия, формализма? В школах, которые давно уже не занимаются „всесторонним развитием личности ребёнка и воспитанием“, а больше озабочены механическим натаскиванием и зубрёжкой „во имя сдачи ЕГЭ“. Личность ребёнка, его потребности, его чувства, его самоощущение в стенах школы вряд ли волнуют саму школу», — поделился у себя на странице психолог.

Специалисты советуют родителям при наличии признаков агрессии у ребёнка отвести его к психологу и спокойно поговорить с ним о проблемах.

Свежее

Популярно

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь