-1.2 C
Нижний Тагил
Суббота, 27 ноября, 2021

«Пусть мне расскажут, как маленький выключатель мог лишить меня всего». Мама мальчика, погибшего при пожаре в пятиэтажке на Циолковского, проводит своё расследование

Мама второклассника, задохнувшегося во время пожара в доме № 7 по улице Циолковского в Нижнем Тагиле, считает, что расследование трагедии ведётся недобросовестно. По словам Анны (имя женщины по её просьбе изменено. — Прим. ред.), уже на следующий день после пожара управляющая компания начала делать ремонт в подъезде, а сотрудники МЧС не рассматривали разные версии происшествия, сосредоточившись на одной, считает женщина.

Пожар, унёсший жизнь 8-летнего сына Анны, произошёл 3 февраля 2021 года. Днём ребёнок пришёл из школы и был дома один. В 15:45 он позвонил маме, сказал, что всё хорошо, он посмотрит мультики и скоро пойдёт делать уроки. А уже в 16:50 пожарные вынесли из квартиры бездыханное тело мальчика — он, испугавшись огня, спрятался под одеялом в своей кровати.

По версии пожарных, причиной трагедии стало короткое замыкание проводки в прихожей. Дым от огня стремительно распространился вверх на весь подъезд, спасатели эвакуировали восемь жильцов дома. Следственный комитет возбудил уголовное дело из-за смерти второклассника.

«Сын лучше всех знал, что делать при пожаре. В нашем детском саду малышей с двухлетнего возраста учили эвакуации. Он знал, что, если случилось задымление, нужно нагнуться к полу, потому что дым идёт по верху, и идти вдоль стены. Он знал, что нужно приложить к лицу мокрую тряпочку и бежать. Я всегда говорила сыновьям, что, если случится пожар, нужно прыгать из окна. Мы жили на первом этаже, как только заехали в эту квартиру, я сняла со всех окон решётки. Но одно дело — говорить, другое дело — столкнуться с этим. Взрослый человек не всегда способен выбраться, а тут ребёнок», — говорит Анна.

Анна уверена, что пожар случился не в квартире, а в подъезде. В первые дни убитая горем мать не сомневалась в версии пожарных, но затем начала восстанавливать тот страшный день и заметила много несостыковок.

«Он выронил телефон между комнатами, он бежал в свою комнату, значит, его что-то сильно напугало! В коридоре я нашла табуретку, которой там никогда не было. Её явно принёс ребенок, он смотрел в глазок. Я так понимаю, он хотел выйти в подъезд, но испугался чего-то и вернулся. Я уверена, что возгорание произошло в подъезде, а в квартиру огонь попал, когда сын открыл дверь. Я не исключаю и того, что кто-то мог приходить в тот день и это напугало сына. Нужно проверить все версии», — рассуждает Анна.

Женщина сомневается, что замыкание в выключателе в коридоре могло вызвать такой сильный пожар, ведь выгорела практически вся квартира. Хотя МЧС передали в СМИ информацию о том, что домашнее имущество было повреждено на площади 4 кв. м.

После того как Анна написала жалобу в ГУ МЧС по Свердловской области, на место происшествия выехали специалисты из Екатеринбурга. Эксперты зафиксировали, что тип пожара был верховым. Причина возгорания до сих пор не установлена, также неизвестно, кто вызывал в тот день спасателей.

«После случившегося сотрудники полиции вели себя корректно. Они молчали, они передали мне телефон ребёнка, пытались беседовать. А вот дознаватель МЧС, который работал на месте, всё время повторял, что виновата я: это ваша квартира, ваш выключатель, это вы виноваты! Спрашивал, что я за мать, почему у меня ребёнок был в квартире один. Но ведь у всех дети после школы хотя бы пару часов находятся дома одни. Тем более мы пережили дистант, ребёнку шёл 9-й год, он мог обслуживать себя сам, мы были постоянно на связи», — вспоминает женщина.

Анна рассказывает, что с самого начала пожарные отвергли версию о том, что возгорание могло случиться за пределами квартиры. Однако в подъезде до второго этажа обуглились провода, на первом этаже обгорел электрощиток, расплавилась доска объявлений, на соседской двери остались подтёки оплавившейся изоляции проводов. Но, несмотря на эти повреждения, уже на следующий день управляющая компания начала делать ремонт в подъезде, менять провода и красить стены. Анна самостоятельно сделала фотографии подъезда и передала их следователям.

Также, по словам мамы погибшего мальчика, в доме уже были проблемы с проводкой. Два года назад сосед с 4-го этажа затопил подъезд, после этого начались перебои с электричеством. Анна вызывала электриков из ЖЭКа, которые провели от щитка к её квартире новый кабель. При этом в акте обследования квартиры после пожара специалисты управляющей компании «Тагил-стройсервис» указали, что собственник произвёл самостоятельный ремонт электропроводки в квартире (документ имеется в распоряжении редакции. — Прим. ред.).

«То, что управляющая компания выполняет свою работу и проводит в порядок подъезд после пожара, на суть предварительного следствия не влияет. Возбуждено дело, проводится необходимый комплекс судебных экспертиз. Мнение мамы понятно, все её доводы о тех или иных обстоятельствах учитываются в ходе расследования уголовного дела. Разглашать конкретные данные предварительного следствия мы не можем. Есть объективные обстоятельства, которые были зафиксированы на месте происшествия, доводам и догадкам, которые высказывает мама спустя какое-то время, мы дадим объективную оценку путём проведения судебных экспертиз», — прокомментировал начальник следственного отдела по Ленинскому району Сергей Соседков.

Также в разговоре с журналистом АН «Между строк» Соседков заявил, что следствие рассматривало разные версии пожара: некачественный монтаж электропроводки, действия УК, неправильную эксплуатацию бытовых приборов.

«Проверку по данному факту проводит Следственный комитет. Эксперт работает в рамках проверки СК, и разглашать какую-то информацию мы не вправе», — добавили в отделе надзорной деятельности и профилактической работы г. Нижний Тагил и Горноуральского Г. О.

Сейчас Анна со старшим сыном и мужем живут в съёмной квартире в другом районе города. Жить в прежнем районе семье тяжело.

«С квартирой ничего не делаю. Я готова ждать сколько угодно — год, два, пока будут все эти экспертизы делаться. Я знаю, что такие дела в судах могут находиться годами, но мне нужно, чтобы мне сказали правду, — говорит Анна. — Даже если пожар случился из-за короткого замыкания в выключателе, пусть мне расскажут, как маленький выключатель мог лишить меня всего. Я вижу, что дело практически не двигается, я постоянно хожу в Следственный комитет. Соседей начали опрашивать почти спустя месяц после пожара, когда никто уже ничего не может вспомнить. Всё делается медленно, долго. У меня такое ощущение, что дело хотят спустить на тормозах».

Свежее

Популярно

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь