11.6 C
Нижний Тагил
Пятница, 12 апреля, 2024

Карла Маркса — самая «купеческая» улица старого Тагила, названная в честь главного критика капитализма

Продлить улицу Шамина решили после того, как было принято решение перенести рынок с улицы Старобазарной на пустырь, тянувшийся от Волостного переулка до улицы Высоковской

Продлить улицу Шамина решили после того, как было принято решение перенести рынок с улицы Старобазарной на пустырь, тянувшийся от Волостного переулка до улицы Высоковской. К тому времени здесь уже находились четыре здания, два из которых принадлежали купцу Тимофею Алексеевичу Балыкову, который торговал галантереей и, как говаривали в те времена, «красным товаром» — тканями и изделиями из тканей. Купец имел одноэтажный дом, в котором жила его семья, и двухэтажный магазин, где шла оживлённая торговля.

Дом и магазин купца Т. А. Балыкова (фото неизв. автора, 1903 г. / общ. достояние)

Бизнес Балыкова процветал не только в Нижнетагильском заводе. Его магазинчики работали во всех более-менее крупных заводских посёлках. После революции балыковские здания отошли в ведение городского совета. В особняке в разные годы размещались отдел НКВД Центрального района, городская библиотека, а затем и детская библиотека. Позднее на доме надстроили ещё один этаж, где сделали служебные квартиры исполкома. Первый этаж балыковского магазина поначалу приспособили под гараж, а второй отдали под слесарную и столярную мастерские. Затем в здании разместили магазин треста «Горпромторг».

Сразу за Балыковским магазином в конце XIX века был построен склад-магазин купца Лошкарёва, за которым был пустырь. Его в 1905 году выкупил провизор Андрей Никифорович Лохтин. Здесь он построил большой особняк, на первом этаже которого находилась аптека, а на втором жил сам аптекарь со своей семьёй.

Аптека А. Н. Лохтина (фото неизв. автора, 1916 г. / общ. достояние)

Дом строился более десяти лет, а пожил в нём провизор недолго. После революции в особняке разместилась санитарно-бактериологическая станция. Сейчас здесь находится нижнетагильский филиал Центра гигиены и эпидемиологии.

Сразу за этим домом внимание прохожих привлекает двухэтажное здание бывшего Госбанка (Карла Маркса, 31), построенное по проекту уральских архитекторов-конструктивистов в 1931—1936 годах. Сейчас здесь отделение Центрального банка. А в досоветское время на этом месте находилось несколько строений: постоялый двор мещанки Дятковой, доходный дом Зыкова и две парикмахерских — Зильберга и Чернышева. До наших дней эти дома не сохранились: какие-то сгорели во время пожара в 1926 году, какие-то были пущены на слом из-за ветхости.

Здание Госбанка (фото Д. Г. Кужильного, 2016 г. / с разрешения автора)

Следующий за банком дом (Карла Маркса, 33) был построен также по проекту свердловских конструктивистов и был предназначен исключительно для жилья.

Ещё одно здание, безусловно достойное нашего внимания, находится вблизи пересечения улиц Карла Маркса и Красноармейской. Это дом купцов Ляпцевых, в котором ныне находится Дом культуры школьников НТМК. Братья Иван и Василий Степановичи и их матушка Зинаида Григорьевна Ляпцевы унаследовали от почившего главы семейства крупный капитал, который быстро приумножили, вложившись в торговлю рыбой, мясом и зерном. Хорошие барыши позволили Ляпцевым построить шикарный двухэтажный дом и открыть несколько лавок по всему Тагилу. Торговали Ляпцевы гастрономическими товарами, вином, красками и олифой. Дом в таком стиле Василий Ляпцев увидел, когда был на Всероссийской ярмарке в Нижнем Новгороде, и решил построить себе такой же.

Дом купцов Ляпцевых (фото Д. Г. Кужильного, 2016 г. / с разрешения автора)

Братья Ляпцевы занимались закупкой товаров, а Зинаида Григорьевна находилась всё время при магазине, присматривая за приказчиками и несколько раз в день собирая выручку. Женщина, по воспоминаниям современников, была строгих нравов и невероятно прижимистая. По Нижнему Тагилу ходили слухи, что дома у старухи Ляпцевой припрятана кубышка с драгоценностями и крупной суммой денег. В декабре 1917-го к Зинаиде Ляпцевой пришли чекисты и потребовали выдать утаиваемые деньги. Она ответила отказом и предложила людям в кожаных тужурках самим найти ценности. Чекисты провели в доме 12 часов и нашли «клад» — потайной ящик в рабочем столе, где Зинаида Григорьевна хранила мелкую разменную монету для магазина, всего 62 рубля медными монетками номиналом 1, 2, 3 и 5 копеек. Известный тагильский краевед Иван Абрамович Орлов рассказывал, что после того, как особняк реквизировали, Зинаиде Ляпцевой выделили в нём квартиру из двух маленьких комнат, где она и прожила в одиночестве до самой смерти.

Улица Шамина на участке между Балыковым переулком и улицей Высоковской долгое время не была замощена. Чтобы хоть как-то бороться с грязью, улицу регулярно отсыпали шлаком домен демидовского завода. Волостное правление дважды пыталось собрать деньги на благоустройство улицы, но безрезультатно.

Улица Шамина до 1917 года (фото неизв. автора / фрагмент ориг. изображения)(https://wp.tagil-press.ru//wp-content/gallery/dorevoljucionnyj-tagil//ul-Shamina-Karla-Marksa-kopija.jpg)

Ещё одно здание, которое нельзя было не заметить на улице Шамина, — дом купцов Кокушкиных (современный адрес: Карла Маркса, 49). Фасад дома, построенного братьями Петром и Данилой Кокушкиными, был богато украшен лепниной, что должно было намекать обывателям, что здесь живут или служители муз, или любители прекрасного. Братья Кокушкины держали в Нижнем Тагиле большую «фабрику» по изготовлению медной и железной посуды, железоскобяных изделий и сундуков, мастерскую по росписи подносов и ряд лавок, где шла торговля тканями и «чайной» (фарфоровой) посудой.

Дом купцов Кокушкиных (фото Д. В. Макеева, 2013 г. / фрагмент ориг. изображения)(https://img-fotki.yandex.ru/get/5628/38263697.4b/0_82c96_6615a2e6_XXL.jpg)

Дом купцов Кокушкиных (фото Д. В. Макеева, 2013 г. / фрагмент ориг. изображения)(https://img-fotki.yandex.ru/get/5630/38263697.4b/0_82c97_253b95bc_XXL.jpg)

Кокушкины были известны не только в Тагиле и уезде, но и во всей Пермской губернии. Их посуда с успехом продавалась в Перми, Кунгуре, Тюмени и даже Томске. Особо гордились братья тем, что они выполнили заказ на поставку походных самоваров для русской армии. После смерти Данилы Яковлевича Кокушкина его брат организовал фирму «Торговый дом П. Я. Кокушкин и К» и занялся поставками медной посуды и сундуков в европейскую часть России. Сундуки Кокушкина выставлялись на Ирбитской и Нижегородской ярмарках, были отмечены похвальным листом Казанской промышленной выставки и медалью Урало-Сибирской научно-промышленной выставки. Пётр Яковлевич Кокушкин прослыл в Нижнем Тагиле и уезде большим ценителем искусств и всего изящного. Прославился он и своей благотворительностью: на его деньги было построено здание Введенской начальной школы (Красноармейская, 55), он входил в совет попечителей женской гимназии и земского училища, являлся одним из инвесторов при строительстве здания телеграфа и почтового отделения, а также выделил под эту стройку часть своего земельного участка. В советский период дом Кокушкиных был передан городскому отделу НКВД, а затем городскому управлению внутренних дел.

Дом № 51 на улице Карла Маркса был построен в конце 1860-х годов. Здание предназначалось для размещения в нём почтового отделения и телеграфа. В штате отделения было восемь человек, и двое числились «за штатом»: начальник отделения, два телеграфиста, сортировщики почты и три почтальона, которые занимались ещё и выемкой писем из почтовых ящиков.

Дом почтово-телеграфной конторы (фото Д. В. Макеева, 2013 г. / фрагмент ориг. изображения)(https://img-fotki.yandex.ru/get/6441/38263697.4b/0_82c93_121021b5_XXL.jpg)

В 1912 году приехавший в Нижний Тагил Елим Павлович Демидов высоко оценил работу почты и пообещал за свой счёт пересадить тагильских почтальонов на лошадей. Обещание так и осталось обещанием.

Ещё одна достопримечательность — дом купца Лебедева (современный адрес: Карла Маркса, 53), который изначально относился к улице Введенской. Вообще, о торговце мукой Лебедеве известно немного. Звали его Илларион Евстигнеевич, он был женат на сестре купца Петра Андреевича Голованова — Анне. Известно также, что у Иллариона Евстигнеевича был брат, державший мельницу на улице Вознесенской. О Лебедеве говорили как о человеке честном и ответственном. На каждый мешок с мукой он вешал бирку с исчерпывающей информацией о товаре: сорт муки, вес мешка, день выработки и фамилия производителя. Кроме муки, которую производил брат, купец продавал продукцию мукомолов Ушкова, Пермякова и Мурина. Торговля мукой шла на первом этаже дома, второй этаж был доходным: Лебедевы сдавали там комнаты внаём. Очевидно, этим и объясняется тот факт, что в 1904 году тут прошло заседание Первой Уральской конференции большевиков, а в 1905-м находилась конспиративная квартира нижнетагильской ячейки РСДРП (б). Сами супруги Лебедевы ни сном ни духом не знали, что у них в доме собираются большевики. Анна Андреевна и Илларион Евстигнеевич пристрастились ездить на отдых на Уткинскую дачу (сейчас это территория пожарной части коксохимического завода) и часто выезжали туда на несколько дней. Пользуясь их отсутствием, подпольщики и устраивали свои сходки, сняв заранее пару комнат на втором этаже.

Дом купца Лебедева (фото неизв. автора, 1960-е гг. / фрагмент ориг. изображения)(https://wp.tagil-press.ru//wp-content/gallery/d0bed0b4d0bdd0b0//Ulica-Karla-Marksa-byvshaja-ul.-Shamina-53.-Dom-kupca-Lebedeva.jpg)

Дом купца Лебедева (фото Д. В. Макеева, 2013 г. / фрагмент ориг. изображения)(https://img-fotki.yandex.ru/get/4131/38263697.4b/0_82c94_b0f85b61_XXL.jpg)

Мемориальная доска на доме Лебедева (фото Д. В. Макеева, 2013 г. / фрагмент ориг. изображения)(https://img-fotki.yandex.ru/get/5647/38263697.4b/0_82c92_f486b135_XXL.jpg)

Сразу за лебедевским домом начиналась улица Введенская, которую присоединили к улице Карла Маркса уже в 1930-х годах. До пересечения с нынешней улицей Пархоменко обе стороны улицы были застроены бревенчатыми избушками заводских рабочих, обывателей и мелких торговцев. Исключения составляли Введенская церковь и Введенское земское училище.

Церковь Введения Богородицы во Храм, или просто Введенская церковь, являлась самым первым храмом в Нижнетагильском заводском посёлке, но первоначально располагалась в другом месте. Построили её в 1726 году на горке вблизи железоделательного завода, напротив того места, где в XIX столетии будет построено здание правления тагильских заводов. Поначалу, пока число работающих на заводе не превышало сотни человек, места в церкви хватало. Но как только производство начало расширяться, Демидовым стало ясно, что заводу необходимо строить храм большего размера. Кроме того, деревянная однокупольная церковь, стоящая близко к домнам, в любой момент могла пострадать от пожара, которые нередко случались в посёлке.

Унаследовавший тагильские заводы Никита Акинфиевич Демидов в 1764 году начинает строить Входо-Иерусалимскую церковь — более просторную и, главное, каменную. Как только в новом храме появилась возможность вести службы, старую Введенскую церковь разобрали и перенесли на восточную окраину посёлка, где она более 60 лет прослужила в качестве кладбищенской. Со временем посёлок разросся, население его увеличилось, и единственная на тот момент Входо-Иерусалимская церковь стала для прихожан тесной. Вопрос о постройке ещё одного храма, что называется, назрел. Новую Введенскую церковь начали строить в 1833 году.

Первоначально стройку должен был курировать автор проекта — модный в ту пору петербургский архитектор Егор Иванович Диммерт. Но в связи с занятостью на столичных объектах Диммерт всё никак не мог выехать на Урал. Сначала он задержался на три месяца, затем ещё на полгода. В конце концов терпение Павла Николаевича Демидова, затеявшего и финансировавшего стройку, лопнуло, он выкупил у Диммерта проект и поручил вести строительство архитектору Александру Чеботарёву.

Чугунные плиты для пола храма изготавливали в мастерских Фёдора Звездина, над резьбой для иконостасов работали тагильские резчики Тихон Трифонов и Иван Шаньгин. Часть икон для Введенской церкви была написана Павлом Веденецким, часть — тагильским иконописцем Григорием Абрамовым, а часть — представителями известной династии тагильских художников Павлом и Василием Худояровыми. Были среди икон и произведения итальянских мастеров из флорентийской коллекции Николая Никитича Демидова. Колокола отливали в Нижнем Тагиле и в Каменске-Уральском.

Введенская церковь (фото неизв. автора, 1930-е гг. / фрагмент ориг. изображения)(https://wp.tagil-press.ru//wp-content/gallery/d184d0bed182d0bed182d0b0d0b3d0b8d0bb//800−600-Vvedenskaja-cerkov.-God-postrojki.-Mezhdu-1830-i-1836.-Arhitektor-E.I.Dimert.-Nahodilas-naprotiv-nyneshnego-muzykalnogo-uchilishha-na-ul.-K-Marksa.-Utrachena-1932-g.-kopija.jpg)

В 1892 году Введенскую церковь перестроили. Руководить работами пригласили архитектора Сергея Сергеевича Козлова, уроженца Верхнетагильского завода, выпускника екатеринбургского Строительного училища. В результате перестройки церковь стала просторнее внутри, в храм было проведено электричество, устроена подсветка икон, а в подвале были установлены три мощных калорифера.

В конце XIX — начале ХХ века при церкви Введения Богородицы во Храм были построены ещё два здания. В одном из них открылась богадельня, во втором — церковно-приходская и воскресная школы, а позднее — Введенское земское училище. Из всего комплекса построек Введенской церкви именно эти два здания сохранились до наших дней. В 1927 году в помещения богадельни въехал Нижнетагильский ОГПУ, и впоследствии здание передавалось «по наследству» КГБ и ФСБ. А в здании церковно-приходской школы разместился ГорОНО.

После Октябрьской революции и Гражданской войны храм действовал ещё несколько лет. Но в 1933 году его закрыли (церковное имущество передали по описи в Выйско-Казанскую церковь), а через три года разрушили.

© 2024. Сергей Волков и Дмитрий Кужильный для АН «Между строк»

Свежее

Популярно

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь