11.6 C
Нижний Тагил
Пятница, 12 апреля, 2024

Династия купцов Аксёновых и их часовня, построенная «облыжным манером»

Когда купцы Аксёновы появились на Нижнетагильском заводе, достоверно неизвестно. По одной версии, в начале XIX века, по другой — в середине

Когда купцы Аксёновы появились на Нижнетагильском заводе, достоверно неизвестно. По одной версии, в начале XIX века, по другой — в середине. Началось всё с того, что Верхотурский купец 2-й гильдии Павел Тарасович Аксёнов «дружеским участием» другого купца, Григория Никифоровича Грачёва, получил несколько подрядов на поставку муки, овса и фуража на демидовские заводы в Верхней и Нижней Салде. Аксёнов подряд выполнил и вскоре получил ещё два подобных, но уже на поставку товаров на Нижнетагильский и Выйский заводы. Здесь Павел Тарасович опытным взглядом оценил коммерческие перспективы «родового гнезда» Демидовых и поспешил за протекцией к одному из старейших и уважаемых нижнетагильских купцов Никите Моисеевичу Гущину. Заручившись поддержкой, Аксёнов начал торговать в посёлке мануфактурой и швейными принадлежностями, а вскоре расширил сферу деятельности, открыв торговлю белым вином и бакалеей.

Дела быстро шли в гору, и Павел Тарасович призвал себе в помощь сына Павла, а сам начал устраивать торговлю ещё и на Нижнесалдинском заводе. В Тагиле он взял в долгосрочную аренду участок земли в очень удобном с коммерческой точки зрения месте — между Старозаводским трактом и улицей Нагорной (впоследствии Александровской), где вскоре начал строиться. За 10 лет на этом участке выросло целое подворье, состоявшее из трёх каменных, двух бревенчатых домов, многочисленных надворных построек и каменной «моленной» — старообрядческой церкви (часовни). «Моленная» вызвала негативную реакцию со стороны епархии. Дело в том, что Павел Тарасович Аксёнов был известным в Екатеринбургском уезде старовером-«австрийцем». В России так называли старообрядцев, принадлежавших к староверческой церкви Белокриницкого согласия, учреждённого в селе Белая Криница, которое находилось на территории Австро-Венгерской империи. В селе размещалась и кафедра старообрядческого митрополита Амвросия, ставшего инициатором этого направления в старообрядчестве в середине XIX.

Аксёнов Павел Павлович с супругой (фото Е. Шестакова, нач. ХХ в. / общ. достояние)

Надо отметить, что, согласно отчёту Пермского губернатора, в 1850 году в Пермской губернии проживали немногим более 72 тысяч «раскольников разных сект и толков», с которыми власти вели давнюю борьбу. По статистике, в 1850-е годы в православие было обращено не менее 100 тысяч староверов, но через 10 лет, по официальному отчету, численность уральских старообрядцев превышала 64 тысячи человек, и есть все основания предполагать, что в реальности их было в несколько раз больше. Несмотря на то, что староверы жили обособленно и практически не были замечены в активной агитации за старую веру, наличие старообрядцев в губернии сильно раздражало официальное духовенство. Демидовы же относились к староверам традиционно лояльно, часто выдвигая их на должности приказчиков и управляющих.

У Аксёновых тоже хватало недоброжелателей, и постройка «моленной» вызвала у заводских обывателей ропот и непонимание. Особенно возмущало людей то, что здание было возведено напротив Входо-Иерусалимской церкви. Тем не менее ни духовенство, ни земские власти никак не могли воспрепятствовать её появлению. Дело в том, что по законам Российской империи тех лет гражданам не возбранялось строительство частных культовых сооружений, «если таковое находится в пределах личного подворья и предназначено для семейного пользования».

Моленная была построена, предположительно, в начале 1880-х годов и, как выяснилось позже, возведена «облыжным манером», то есть с элементом обмана, как бы мы сейчас сказали. Оказывается, чтобы получить разрешение на постройку, надо было собрать подписи не менее 600 прихожан.

Аксёновская часовня (фото Алексея Хлопотова / с разрешения автора)

«Разрешения на постройку не дают, если нет 600 душ прихожан, а у нас было только 60 душ. Вот мы и написали по сему случаю заголовок, а потом сряду всех и заставили подписываться: приказщиков да дворников, стряпок и всякую соседскую прислугу. Но, к нашему счастию, сразу проверки не было, а то мы провалились бы потому, что подписывалось много единоверцев и православных», — вспоминал позднее Павел Павлович Аксёнов.

Когда обман вскрылся, перед властями встала непростая задача. Совсем закрыть «моленную» не могли, так как фактически здание являлось частной собственностью семьи Аксёновых и они имели полное право пользоваться им для отправления религиозных обрядов. Не пропускать на молебны других прихожан было тоже затруднительно: купец вёл активную коммерческую и общественную деятельность, ежедневно принимал в своём доме десятки посетителей, и заранее определить, кто из гостей пришёл по делам, а кто помолиться, не представлялось возможным.

Чтобы урегулировать ситуацию, Аксёновы и другие тагильские староверы обратились к губернским властям за поддержкой. В те годы с подачи императора отношение официальных властей к старообрядцам стало меняться в сторону примирения конфессий. И когда челобитная тагильских «австрийцев» с резолюцией пермского губернатора «Не возражаю» попала на стол министру внутренних дел империи Дмитрию Андреевичу Толстому, тот, не вникая в подробности, выписал соответствующее разрешение.

Вот как описывал аксёновскую «моленную» священник Сергей Стахеев на страницах «Екатеринбургских епархиальных ведомостей» (№ 4 за 1906 г.):

«В Нижнетагильском заводе проживают последователи „австрийской иерархии“ — большей частью это коммерсанты со своими семьями и служащими у них приказчиками. Имеется наставник, совершающий службы в храме, построенном на усадьбе купца Аксёнова, и, кажется, пользующийся его покровительством. Здание храма каменное, одноэтажное, стоит в тесноте среди различных построек; с алтарной стороны примыкают вплоть к нему какие-то надворные постройки: каретник, кладовые и прочие. С северной стороны — жилые дома. С улицы ведут ворота, самые простые, даже без изображения на них креста. […] Вхожу через калитку в ограду очень тесную, отворяю дверь в прихожую. Как оказалось, зашёл с южной стороны, с запада же не позволяла сделать вход какая-то капитальная стена. На западной стене подпись о том, что старообрядцы, приемлющие священство (но какое именно, почему-то не упомянуто), соорудили храм сей с разрешения г. Министра Внутренних дел за № 162, освящён храм 1 октября 1882 года в честь Покрова Богородицы. Через 23 года соорудили крест. Крест деревянный с главою, обит железом и покрыт золотом на марданный лак. Это всё обильно убрано зеленью с массой искусственных цветов».

В советское время «моленная», как и вся недвижимость Аксёновых, была национализирована. С 30-х годов ХХ века и до 2013 года здание было занято различными службами Ленинского района и за его состоянием следили абы как.

Аксёновская часовня (фото Алексея Хлопотова / с разрешения автора)

Аксёновская часовня (фото Алексея Хлопотова / с разрешения автора)

Постепенно Павел Тарасович передал дела, связанные с коммерцией в Тагиле, сыну Павлу. Тот оказался достойным продолжателем семейного бизнеса, а вскоре стал проявлять интерес ещё и к скупке недвижимости. Большинство купленных зданий Павел Павлович сдавал внаём другим тагильским коммерсантам: в конце XIX — начале ХХ века в этом районе Нижнего Тагила начал формироваться деловой и торговый центр. Первые этажи зданий сдавались, как правило, под магазины, а комнаты на вторых этажах — под квартиры или конторы.

Аксёновское подворье (фото неизв. автора, 1914−1918 гг. / фрагмент / общ. достояние)

Не забывал купец и о своей торговле. В 1890 году в Нижнетагильском посёлке было создано «Второе общество потребителей», члены которого, желая оградить себя от некачественных товаров, в складчину покупали у проверенных, надёжных торговцев продукты питания и товары повседневного спроса. По воспоминаниям, дошедшим до наших дней, товары в лавках общества можно было купить и под запись, и в кредит, а в годы экономического кризиса начала ХХ века и по талонам, которыми на демидовских заводах выдавали часть зарплаты. Ряд товаров действительно продавался по низким ценам. И хотя о каком-то исключительном, эксклюзивном качестве товаров говорить вряд ли уместно, но за четверть века существования «Второго общества потребителей» в ряды его членов вошли почти 2 тысячи человек. В основном это были мещане со средним достатком: учителя, врачи, заводские приказчики и мастеровые, земские чиновники. В Тагиле общество имело три магазина. Позднее лавки общества были открыты в Лае, Черноисточинске и на Авроринском заводе. Одним из учредителей и основным поставщиком товаров для общества являлся сам Павел Павлович Аксёнов. Один из тагильских магазинов ВОТ располагался в районе Ключей, близ Старобазарной площади, другой — в доме Аксёновых на улице Нагорной (Александровской). Ещё один магазин находился на Вые.

Магазин «Второго общества потребителей» на Старобазарной площади (фото неизв. автора, 1900 г. / общ. достояние)

Магазин «Второго общества потребителей» на улице Александровской (фото неизв. автора, 1914 г. / общ. достояние)

В магазинах был самый широкий спектр товаров: несколько сортов чая, кофе, сахар, сыры, соль, сельди, различные консервы, икра, табак, спички, керосин и многое другое. При каждом магазине имелся «ренсковый погреб» — винный отдел, вынесенный в отдельное здание или пристройку, как того требовало законодательство.

Прославился Павел Павлович не только как удачливый купец, но и как щедрый благотворитель. Одно из купленных им зданий он передал земской управе, в другом открыл Купеческий клуб, в котором устраивал рождественские праздники для детей и благотворительные вечера. Аксёнов принимал участие практически во всех благотворительных начинаниях Нижнетагильского посёлка. По воспоминаниям современников, П. П. Аксёнов «был человеком образованным, набожным и приятным в общении, образцовым семьянином и любителем загородных прогулок». Известно, что он воспитывал трёх дочерей и души не чаял в своей супруге и престарелой матери.

Дочери купца Аксенова: Лариса, Валентина и Лидия (фото В. Вишнякова, нач. ХХ в. / общ. достояние)

После февральской революции Аксёновы, почувствовав неладное, начали сворачивать дела и распродавать недвижимость. Ничего хорошего от грядущих перемен они не ждали.

В советский период часть строений «Аксёновского подворья» была снесена из-за ветхости, а другая часть перестроена. Специалисты не раз предупреждали городские власти, что эти здания будут разрушаться, если за ними не следить и не реставрировать их. Так в конечном итоге и произошло. К началу 2000-х все постройки пришли в полную негодность. Дома № 5 и 5а пришлось снести, хотя дом № 5 значился в реестре памятников архитектуры Свердловской области. Обрушилась крыша и часть стены легендарной «моленной». В плачевном состоянии находится и дом № 3 на проспекте Ленина. Уже несколько лет здание ремонтируется, но о ходе работ и результатах ничего не известно. Некоторые специалисты полагают, что его ждёт судьба соседнего дома.

фото: Антон Ивакин / с разрешения автора

В декабре 2016 года в средствах массовой информации появилось сообщение о создании староверческой общины в Нижнем Тагиле. В связи с этим событием по городу поползли слухи о восстановлении часовни на «Аксёновском подворье». Правда, сами старообрядцы об этом ничего не говорят.

Свежее

Популярно

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь