-14.6 C
Нижний Тагил
Суббота, 29 января, 2022

Сто тысяч мороженых для мамы

b>

В Нижнем Тагиле около 3800 многодетных семей. В них воспитываются почти 13 тысяч детей. Четверо из них живут в семье Глуховых. Веронике 12 лет, Лене — девять, Танюше — семь и Ирише — пять лет. О девчачьей команде, о семье и о себе рассказывает мама Юля. — Юля, думали вы когда-нибудь, что у вас будет много детей?

— Конечно, нет. Хотя моя мама из многодетной семьи — у бабушки было 15 (!) детей, мама — тринадцатая. У моей сестры четверо — старшая дочка и младшие тройняшки (мальчик и две девочки). Ну вот и у меня четверо.

В куклы, дочки-матери не играла, всегда дружила с мальчишками, больше интересовали машинки, потом велосипеды, другая техника. Может, поэтому после школы пошла учиться на машиниста крана.

Училась Юля в разных школах — семья жила то на Тагилстрое, то на Руднике, то на ГГМ. Заканчивала девушка гальянскую 40-ю школу. После школы целенаправленно пошла в училище № 135. Надо было помогать маме и младшей сестре, папа рано умер. Было не до высшего образования и мечты стать юристом: скорее бы получить профессию и начать работать.

Десять лет счастья с любимым.

Получив специальность «машинист мостового, козлового крана», Юля устроилась на предприятие «Спецстрой-2». Обслуживала дорожную техник у — при помощи крана меняла узлы и агрегаты спецавтомашин. Впоследствии ни разу о выбранной профессии не пожалела. Говорит: работа интересная, сверху на всех смотришь.

Проработала там пять лет, встретила мужа, родила ребенка. Первую — Веронику.

Вадим был водителем бетоносмесителя. Познакомились на работе, случился, можно сказать, производственный роман. Мужчина пригласил на свидание-прогулку раз, другой… Оказалось, много общих интересов — плюс работа в одной организации. Вадим — человек основательный, старше Юли на десять с лишним лет, крепко стоящий на ногах, за плечами — уже немалый житейский опыт. Что еще подкупило — очень хотел создать семью. Вот так сошлись все пазлы — через год поженились.

Через два с половиной года после Вероники в семье родилась Лена. Конечно, Вадим хотел сына, но и девчонки в семье — большое чудо. Появилась своя квартира, а с ней и семейная независимость. И тут Глуховы узнали, что будет третий ребенок. Вопрос «рожать-не рожать» не стоял: конечно, рожать! Есть жилье, есть работа — еще одного ребенка потянем. Третья девочка — Танюша. Сегодня Тане семь. Юля вспоминает: — Некое разочарование у Вадима было после рождения младшей Ириши: «Как же так? Почему четвертый раз подряд — опять девочка?» Нет, даже не разочарование, а, скорее, удивление. Что интересно, дочки рождались с промежутком примерно в два года — вот такая закономерность по-глуховски. Причем я каждый раз чувствовала и знала, что родится девочка. Не всегда, правда, знал об этом Вадим, упрашивал меня с надеждой: «Давай сходим на УЗИ». А мне никакого УЗИ не надо было.

Несбыточная мечта о сыне нисколько не омрачила отцовского счастья. Вадим постоянно возился с девчонками, очень любил с ними гулять: играли на детских площадках, вместе запускали воздушного змея, часто куда-нибудь уезжали, а Юля в это время занималась домашними делами.

Через год после рождения Ириши Юля пошла работать не потому, что денег в семье не хватало — не бедствовали. Но хотелось быть не только мамой (все-таки практически шесть лет сплошного декрета), но и коллегой, хотелось быть в коллективе, быть нужной не только в семье. Работали с мужем по разным графикам, чтобы к то-то всегда был с детьми. Очень помогали Глуховым мамы Юли и Вадима — и посидеть с девчонками, и забрать их к себе. Наркоз от горя С ЗМК, куда устроилась молодая женщина, пришлось рассчитаться — тяжело заболела свекровь. Она ушла из жизни в 2018-м. Вообще, тот год для Глуховых стал «черным». Сначала у Вадима умер брат, через полгода — мама.

Вскоре у трехлетней Танюши обнаружили тяжелую болезнь: начались обследования, лечение. Причем оно было экспериментальным, так как болезнь редкая, малоизученная. Чего только не перенес бедный ребенок! Чего только не перенесли родители! У Юли на руках маленькая Иришка, в Екатеринбург Таню по очереди возили Вадим и Юлина мама Ольга Ивановна — сначала ежедневно, потом раз в неделю. Уже полтора года ребенок находится в стадии ремиссии. Сейчас образ жизни ничем не отличается от сестер, от сверстников. А раньше были одни запреты — на еду, на подвижные игры, на бег и прыжки, даже на воздух — а вдруг инфекция.

На фоне всех бед, стрессов у 48-летнего Вадима случился инсульт. Это произошло два года назад стремительно.

Юля готовила на кухне обед, Вадим был с девчонками в комнате. Вдруг дочки прибегают и кричат: «Мама, мама, папе плохо!» А он уже завалился и хрипит. Вызвали скорую, отвезли в больницу: не приходя в сознание, муж скончался через несколько дней.

Сказать, что тяжело пережила эти и последующие дни — ничего не сказать. Ужас. Страх. Шок. И большое-большое, всеобъемлющее горе. Не понимала, что происходит: нет, это все не по-настоящему. Но рядом вот они, ее девчонки. Забота о них стала Юлиным наркозом: — До сих пор не верю в смерть мужа: будто уехал куда-то далеко-далеко в командировку. Девчонки тоже ждут папу. Весь трагизм в том, что Вадим умирал буквально на глазах девочек, они видели, как ему ставили капельницу, укол. И запомнили. Маленькая Иришка недавно спросила: «Мама, а если я буду храпеть, я тоже умру?»

Через год после трагедии вышла на работу. Для себя решила — надо выходить из состояния скорби, да и деньги в семье нужны. Снова устроилась машинистом крана, только теперь в подрядную организацию ЕВРАЗ НТМК.

Я научилась надеяться только на себя, на свои силы. Я — сильная. Считаю, что сегодня мы справились. И справимся. Все потихоньку налаживается.

Ориентир — на письма Деду Морозу

Все девочки, кроме маленькой Ириши, — ученицы школы № 100. Вероника — шестиклассница, Лена учится в третьем, Таня — первоклассница. В школу ходят самостоятельно, возвращаются, обедают, делают уроки. Конечно, самостоятельность — это хорошо, но она всегда беспокоит маму, поэтому в семье установлен ежедневно многократный телефонный контроль.

— Вы рано-рано уходите на работу. А кто девчонкам косички заплетает? — Главная по косичкам у нас Лена. Остальные отдаются на откуп сестре, конечно, неохотно. Но заплетает она красиво, знает много способов. К завтраку уже приезжает моя мама, провожает старших в школу, младшую отводит в детский сад.

Если Лене нравится делать прически, то Вероника отдает предпочтение кулинарии: блины у нее получаются лучше маминых. Берет разные рецепты из интернета и экспериментирует на кухне.

Еще недавно Вероника с Леной занимались художественной гимнастикой. В этом году решили «завязать» и все внимание уделить школе: способствовали такому решению и дистант, и учеба в разные смены. Девчонки не жалеют, потому что в школе есть возможности заниматься дополнительным образованием, спортом. Так, Лена увлеклась скалолазанием, а вслед за ней и Танюша. Правда, с максимальными мерами безопасности.

Ритм жизни у Юли монотонный — семья — работа — семья, готовка — уроки — готовка. Конечно, устаешь, хочется каких-то ярких моментов, впечатлений, хочется отвлечься. И вот оно — случилось. Этим летом она первый раз в жизни побывала на море:

— Вместе с сестрой решились на поездку. Все невероятным образом сложилось в нашу пользу. Мои девчонки были в санатории, детей сестры оставили на папу. Все наши родные — под контролем бабушки. И у нас было целых четыре дня счастья и свободы в Абхазии. Поездка получилась спонтанной: наверняка, если бы планировали заранее, ничего бы не вышло. Даже за эти несколько дней успели соскучиться по детям — ведь раньше никогда с ними не расставались.

Юлина мама Ольга Ивановна вышла замуж за замечательного человека — Геннадия, который относится к Юле и сестре, как к дочерям, а к их детям — как к внукам. Мама с Геннадием построили большой и добротный дом в Висиме. Там и живут. Каждый день отчим приезжает в город на работу, а заодно и жену подвозит — к внучкам, у нее своя работа — бабушкой. Отчима Юлины дочки обожают, называют дедом и тянутся к нему.

Год назад Глуховы благодаря программе «Молодая семья» и сертификату на покупку жилья переехали из двухкомнатной в трехкомнатную квартиру. По выходным стараются дома не сидеть, а куда-нибудь уехать: если не к бабушке в Висим, то в кино, в контактный зоопарк, в экопарк, еще куда-нибудь.

Танюша с Барсиком.

Единственный «мужчина» в семье Глуховых — Барсик. Около двух месяцев назад маленького котенка в подъезде подобрали девчонки. А еще раньше в доме появилась морская свинка Муся. Уход за животными полностью на девочках.

— Юля, а кто у девчонок главный в семье?

— Вероника считает, что она. По старшинству. И все же самая ответственная у нас Лена. Она серьезнее ко всему относится, на нее всегда можно положиться, доверить любое поручение: знаю, что оно будет выполнено.

— О чем мечтаете?

— Очень хочется в следующем году съездить с девочками на море. Я им обещала. Поэтому откладываем деньги и приближаем мечту. К Новому году присматриваю подарки. Веронике нравится рукоделие, Лена тоже увлекается hand-made. Что касается младших, буду ориентироваться на письма Деду Морозу. Вообще, дети мои не капризные, не избалованные. Но каждая со своим характером.

Серьезный телефон есть только у Вероники, у Лены попроще. Компьютер в доме только для игр и мультиков — и то в строго отведенное время. Так что с гаджетами в семье строго.

Ну, а сейчас пришло время ответов девчонок. — Твоя мама, она какая?

Вероника: — Добрая, умная, вкусно готовит. Хочу, чтобы она больше отдыхала и чаще надевала красивые платья.

Лена: — Добрая, любит с нами время проводить, гулять.

Таня: — Очень красивая. Мы все ее любим, она нас почти не ругает. Я слушаюсь только маму.

Ириша: — Она всегда нас целует, когда мы ложимся спать, и читает сказки.

Пристрастия в маминой кулинарии у девочек разнятся. Веронике нравится, как мама готовит пюре с курочкой, Таня любит ее котлетки, а Ириша — молочный суп.

— Если бы у тебя было много-много денег, что бы ты подарила маме?

Вероника: — Машину. Чтобы мы могли везде ездить, не тратить деньги и время на маршрутки.

Лена: — А я бы купила дом. Мы там будем выращивать цветы и овощи, чтобы не покупать их в магазине.

Таня: — Я подарила бы маме дорогое кольцо и красивый браслет.

Ириша: — Сто тысяч мороженых.

ФОТО СЕРГЕЯ КАЗАНЦЕВА

Свежее

Популярно

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь