2.2 C
Нижний Тагил
Вторник, 30 ноября, 2021

Между небом и землей. Николай Сапронов – анестезиолог и реаниматолог

Николай Сапронов — анестезиолог и реаниматолог. В 4-й городской больнице он заведует отделением реанимации и интенсивной терапии. Здесь, пусть это звучит высокопарно, проходит граница жизни и смерти.

История доктора Сапронова началась в Луганске, где он окончил государственный медицинский университет.

Потом работал в коммерции — с медициной был связан только косвенно. А когда на Украине стало небезопасно, он с женой и двумя детьми переехал в Россию, в Нижний Тагил.

Первый в династии

— Почему Тагил? Здесь с 2010 года трудится наш соотечественник, хороший друг — заведующий детской хирургией Максим Дмитриевич Кудымов. А еще я узнал, что много докторов приехали сюда в связи с открытием центра им. Тетюхина. Здесь были знакомые, которых мы знали со студенческой скамьи, поэтому ехали не в неизвестность. В Нижнем Тагиле нас встретили прекрасные люди, которые помогали советом и делом, — рассказывает Николай Николаевич. — И город не разочаровал. Это промышленный центр, в котором в последние годы появилось множество парков и скверов, стало уютнее. А Россию выбрали потому, что и культура, и язык, и обычаи — все близкое, понятное нам. Хотелось, чтобы это стало родным и нашим детям.

— Как вы пришли в медицину?

— В моей семье врачей нет, даже старший брат окончил кораблестроительный. Я — первый, возможно, в будущей династии медиков, если мои дети захотят продолжить дело. Трудно сказать, чей пример на меня повлиял. До окончания школы оставалось полгода, а я не знал, куда поступать. Одноклассник рассказал, что собирается в фармакадемию. Сдает биологию, химию, украинский язык. И тогда я принял решение усиленно заниматься этими же предметами, чтобы поступить в медицинский на бюджет. Подумал, что мне подходит медицина, во мне есть любовь и уважение к людям, сострадание. Не ошибся. И поступил! Правда, до переезда в Россию по специальности не работал, но в 2015 году прошел в Екатеринбурге переобучение. Уже тогда начал практиковаться в 4-й городской.

Здесь спасают жизни

— У нас две реанимации — общая и сердечно-сосудистая. Первое время работал в общей, проводил анестезии, часто дежурил. А потом меня назначили заведующим этим отделением. В то время, насколько знаю, уже готовился на эту должность другой специалист, поэтому я временно исполнял обязанности. Месяц, другой, — и вот в отделении стали видны изменения, наладились дежурства. А потом претендент отказался: работа показалась сверхтяжелой. Так с 1 января 2018 года я официально был назначен завотделением сердечно-сосудистой реанимации.

Отделение ориентировано на оказание экстренной помощи больным с острым инфарктом миокарда и острыми нарушениями мозгового кровообращения. В коллективе 42 человека, а реанимация рассчитана на 21 койку — одна из самых больших в Свердловской области и даже в России.

Здесь спасают жизни тяжелых больных. Во время пандемии работа не прекращалась ни на день. Для пациентов, ожидающих результатов ПЦР-теста, была предусмотрена отдельная палата, где им также оказывалась помощь, а после они переводились или в инфекционную больницу, или в обычные палаты. Понимаете?

Получается, наши специалисты тоже на передовой борьбы с COVID-19, хотя мы и не инфекционное отделение. Но не скажешь же человеку с инфарктом: подождем результаты теста на ковид. Соблюдаем необходимые меры и немедленно спасаем.

— Все пациенты с инфарктом миокарда Горнозаводского округа поступают к нам. Время ограничено. Должно пройти не больше 60 минут между моментом, когда пациент поступил в приемное отделение, и открытия сосуда, установки стента. Это необходимо для того, чтобы миокард не умер, а человек не остался инвалидом. К сожалению, болезнь молодеет. Десять процентов наших пациентов — люди до 55 лет. А в группе риска мужчины и курильщики. Конечно, на течение болезни влияет множество факторов, бывают и особо тяжелые случаи. Тогда мы проводим консультации с врачами из областной больницы с помощью телемедицинской установки. Они видят и самого пациента, и наших врачей. Так совместно принимается решение о корректировке лечения или перегоспитализации пациента. В таком случае вызываем машину или вертолет.

Обычная работа — Может быть, запомнился один из таких случаев?

— Тяжелых пациентов много, трудно выделить что-то из практики, но вспоминается один из последних. Весной привезли женщину 38 лет, она потеряла сознание прямо на проходной завода. Сокращения сердца нечастые, на артериях пульс периодически не проявлялся, — вспоминает доктор. — Не теряя времени мы с Александром Александровичем Петровым, опытнейшим врачом, приступили к реанимации.

Он работал с верхними дыхательными путями, и вот так, в четыре руки, мы девушку сразу вернули к жизни. Кардиохирурги уже были на месте, время от поступления в больницу до операционной составило 30−35 минут. Адаптация проходила долго, мы отправили ее в Екатеринбург. Через месяц после этого она сама пришла за справкой с мужем, оба были в слезах. 38 лет, почти мой возраст…

Честно, сначала я думал, что мы ее потеряем. Но сработали быстро.

Конечно, это не уникальный случай. Обычная работа. Реаниматологов пациенты редко помнят, мы находимся в тени, но меня это абсолютно не смущает. Наши пациенты — это те, чья жизнь волею бога практически завершена, а мы лишь находимся между небом и землей, просим отсрочку и делаем все, чтобы человек остался жив. И у нас нередко успешно получается. Каждый врач должен быть ответственным, но в реаниматологии это качество особенно важно. Нам надеяться не на кого, мы можем только попросить помощи у коллеги и работать вместе.

Свежее

Популярно

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь