-14.6 C
Нижний Тагил
Четверг, 22 февраля, 2024

А вы знали? Башню на Лисьей горе в Нижнем Тагиле восстановили случайно

Почти каждый тагильчанин знает, что один из символов Нижнего Тагила — Лисьегорская башня — уже более 200 лет возвышается над нашим городом, притягивая взгляды горожан и туристов. Заложенная в 1818 году как часовня в память о безвременно скончавшейся Елизавете Александровне Строгановой (жене Николая Демидова) и не получившая разрешения Священного Синода на освящение, объектом культа она так и не стала. В конце 20-х годов XIX века башня была переведена в разряд хозяйственных построек. С той поры здание успело послужить наблюдательным пунктом и астрономической обсерваторией, пожарной каланчой и метеорологической станцией, постом артиллерийских корректировщиков и телерадиоретранслятором. За всё это время строение ни разу капитально не ремонтировалось: демидовские приказчики были уверены, что башня сложена на века. Пока в Нижнетагильском округе хозяйничали Демидовы, за внешним видом башни следили: она была аккуратно оштукатурена, в полном порядке содержались окна, двери и лестница, ведущая в ротонду. Даже тропинки, что вели от подножья горы к башне, были выложены плитняком и крицей.

В начале ХХ столетия в Россию пришёл первый экономический кризис. Чтобы сократить расходы, Демидовы начали распродавать непрофильные активы в Нижнем Тагиле. Лисьегорская башня тоже попала в этот список, но покупателей на неё не нашлось, и строение передали в пользование земской пожарной дружине.

Башня в 1918 г. (неизв. автор / фрагмент ориг. изображения) historyntagil.ru/history/images_history/2015101.jpg

После революции 1917 года и Гражданской войны башню передали в ведение Городской пожарной охраны, в ней был оборудован постоянный наблюдательный пост. Правда, владение башней доставляло пожарным больше хлопот, чем пользы. В особенности донимали руководство предписания горисполкома о ремонте и реставрации строения за счёт и силами сотрудников пожарной охраны. В 1930 году башню передали в ведение городской метеорологической службы, и в течение 10 лет тагильские метеорологи вели наблюдение за погодой с вершины Лисьей горы. Накануне Великой Отечественной войны башня сменила статус: её включили в МПВО — систему местной противовоздушной обороны, а в 1941-м МПВО вместе с другими экстренными службами были переданы в подчинение НКВД и на Лисьегорской башне появился наблюдательный пункт. Осенью 1942 года, когда войска 6-й армии генерал-полковника Паулюса подошли вплотную к Сталинграду, возникла реальная угроза бомбовых ударов по Уралу вообще и Нижнему Тагилу в частности. В случае захвата немцами аэродромов Саратова и Горького серийные бомбардировщики люфтваффе Ю-88 могли за два с половиной часа долететь до Нижнего Тагила.

Башня в 1940 г. (неизв. автор / фрагмент ориг. изображения) историятагила.рф/images/076.jpg

В годы Великой Отечественной произошло ещё одно важное событие в жизни Лисьегорской башни: в Москве подтвердили историко-архитектурную ценность строения и обязали областное управление культуры включить его в реестр памятников архитектуры Свердловской области, а горисполкому Нижнего Тагила — обеспечить сохранность здания.

Башня в 1946 г. (неизв. автор / фрагмент ориг. изображения) tagil.life/upload/resize_cache/iblock/58e/569569_0/j08v6v3tguq1l50x3lj5d80i6cgrhvjb.jpg

После войны, вплоть до 1955 года, на башне находилось оборудование метеорологической службы, а в 1956-м в ней был смонтирован первый в городе телевизионный ретранслятор, и весной 1957 года отсюда началось пробное вещание телевизионного сигнала на Нижний Тагил.

Башня в 1950 г. (неизв. автор / фрагмент ориг. изображения) museum-nt.ru/upload/medialibrary/6f4/6f42220a4ef20ba4377622042e44c919.jpg

На плачевное состояние памятника архитектуры обратили внимание в Нижнетагильском горкоме партии. Башню осмотрели специалисты треста «Союзреставрация» и вынесли вердикт: башню необходимо срочно реставрировать. Но очередь в тресте «Союзреставрация» в те годы была огромной: большинство специалистов были заняты восстановлением историко-архитектурных памятников, пострадавших в годы войны, и реставрацию башни пришлось отложить до лучших времён.

Башня в 1958 г. (неизв. автор / фрагмент ориг. изображения) pastvu.com/_p/d/f/g/p/fgp2snu1035i0csthq.jpg

Шли годы, ставшая бесхозной башня быстро разрушалась. В августе 1965-го на Лисьей горе проходили областные соревнования по мотокроссу на приз Черепановых. Один из участников, корреспондент газеты «Труд» Виктор Лебедев, обратил внимание на плачевное состояние памятника архитектуры, и его заметку перепечатали ряд центральных изданий. В итоге была достигнута договорённость с реставраторами, и весной 1967 года Лисьегорская башня оделась в строительные леса. Правда, перед горисполкомом встала другая задача, решить которую в то время так и не смогли. Лучший способ сохранить башню — разместить в ней какое-нибудь учреждение. Но что можно было разместить на 10 квадратных метрах, в помещении, где нет ни отопления, ни электричества, ни канализации?

Башня в 1963 г. (фото: А. Ф. Кожевников / фрагмент ориг. изображения) historyntagil.ru/history/images_labirint/2016386.jpg

Первоначально отремонтированную башню было решено оставить открытой для свободного посещения. Для обеспечения порядка городскому Управлению внутренних дел Нижнего Тагила было предписано установить на вершине Лисьей горы пост с круглосуточным дежурством наряда милиции. Но в городском УВД довольно быстро нашли причины, чтобы не выполнять предписание горисполкома: не хватало личного состава, на гору могла заехать не каждая милицейская машина, пост в башне невозможно было использовать в зимнее время. До 1978 года Лисьегорская башня оставалась открытой для всех. А так как Лисья гора традиционно являлась местом проведения досуга тагильчан, нетрудно догадаться, что отдыхающие превратили башню в отхожее место и свалку мусора. В конце концов «во избежание несчастных случаев и актов вандализма» вход в башню было решено закрыть, заварив железными листами окна и дверь.

Башня в 1967 г. (фото: А. Ф. Кожевников / фрагмент ориг. изображения) mstrok.ru/sites/default/files/mstrok-images/2021/08/31/Zabr/tz10_07.jpg

В 1990-х годах тагильчане начали обращаться в администрацию города с просьбами отреставрировать символ города на Лисьей горе и открыть башню для всех желающих. В 1998-м, во время прямого эфира на «Экорадио», мэр города Николай Диденко, отвечая на вопросы о судьбе строения, рассказал, что прежде, чем открыть Лисьегорскую башню, её необходимо отреставрировать. Как оказалось, во время реставрационных работ в 1967 году специалисты так и не смогли выровнять ротонду башни. Всё, что они сделали, — уменьшили её наклон. Но полностью избавиться от этого изъяна в то время не сумели, и «кособокая» ротонда могла быть опасной для посетителей. Глава города заявил, что в настоящий момент у городской казны нет денег, чтобы оплатить труд реставраторов, и обратил внимание потенциальных спонсоров на проблему. Спонсоры не нашлись, а у Лисьей горы и башни появилась новая проблема — автомобилисты, которые поднимались на своих машинах на вершину горы по её пологой стороне и устраивали там пикники. Из-за постоянного воздействия автомашин на грунт началась эрозия и без того небогатого верхнего слоя почвы. С хулиганами, как называли их в мэрии, пытались бороться всеми доступными методами, но без особого успеха. Раз в два-три года башню очищали от непотребных надписей, белили и красили, но не более.

Башня в 1975 г. (фото неизв. авт. / фрагмент ориг. изображения) etoretro.ru/data/media/1694/1439793998190.JPG

46 лет Лисьегорская башня оставалась беспризорной и могла бы оставаться в таком статусе по сей день, пока в 2014 году случайно не попала в поле зрения мэра города Сергея Носова.

По неподтверждённым слухам, Сергей Константинович для самопрезентации долго искал полуразрушенные и заброшенные объекты, которые можно было отремонтировать, а потом с помпой заново открыть. Поначалу тагильский градоначальник хотел с нуля восстановить памятник Николаю Никитичу Демидову работы французского скульптора Франсуа Бозио, уничтоженный в 1919-м. Но за реплику (точную копию) памятника запросили какую-то космическую сумму, которую городской бюджет не потянул бы никогда. Да и установка второго мемориала Николаю Никитичу выглядела бы довольно странно. И только тогда кто-то из свиты главы города посоветовал ему обратить внимание на заброшенную башню. За неимением других достойных вариантов Сергей Носов был вынужден согласиться. В течение полугода были проведены исследования, определена сумма затрат и найдены подрядчики. Весной 2015 года началась реставрация башни. Тогда же стало известно, что в ней будет открыт филиал Нижнетагильского музея-заповедника «Горнозаводской Урал».

Свежее

Популярно

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь